imagesnazovite-avtora-obosnovanija-teorii-moskva-tretij-rim-thumb.jpg

Теория «Москва- третий Рим»

См. о ней подробнее: Синицына Н.В. Третий Рим: Истоки и эволюция русской средневековой концепции (XV-XVI вв.). С. 183-187. По замечанию И.П. Смирнова, Петербург, как утопический конструкт, отнюдь не является новшеством в русской культуре. Теория Филофея «Москва — третий Рим» определяла духовное и историческое предназначение России в контексте всей мировой истории. То и есть помимо идеологии «русского мира», Третьего Рима и проекта СССР2 автор находит необходимость в создании еще одной имперской теории: Панрусизма!

Начиная с 14 века, в России происходят существенные политические и экономические сдвиги. Глашатаями идеи “ Москва -третий Рим” впоследствии стали последователи иосифлян, которые к началу XVI века заняли господствующее положение в официальной идеологии русской церкви. Московском царстве сошлись все христианские царства – два Рима пали, а третий Рим стоит и будет стоять вечно. Такова, по его мнению, миссия русского государства в настоящем и будущем.

Всё-таки Москва — третий Рим — это не столько идея, направленная на укрепление какой-либо государственности, а скорее, если проследить историю, рывок церкви к власти. Семиотическая соотнесенность с идеей «Москва — третий Рим» неожиданно открывается в некоторых аспектах строительства Петербурга и перенесения в него столицы.

С этой точки зрения и папский Рим (в отличие от Рима императорского), и Москва представляются синонимическими символами ложной, “ханжеской” святости.

Все три точки зрения отразились в последующих культурных моделях Петербурга. Первая — в частности, во вступлении к “Медному всаднику” (“Прошло сто лет, и юный град .. вознесся”). И нужно помнить, что в этом послании попросту не упоминается теория старца Филофея и выражение «Третий Рим» отсутствует.

Идеи «Послания…» и «Сказания…» были запечатлены в таком официальном памятнике историографии эпохи Ивана Грозного, как «Степенная книга царского родословия». Панегирические вирши вообще развивают имперский, вселенский мотив – а в этом только смысле и римский.

Теория «Москва – Третий Рим» и ее место в русской культуре XVI-XVIII вв.

В середине XVII столетия в России происходит «византинизация» придворной культуры и ритуала. Подразумевается сочинение В.С. Соловьева татья «Византинизм и Россия». Своеобразие теории «Москва – Третий Рим» определяется несколькими моментами.

Во-вторых, в статье Б.А. Успенского уже не рассматривается возможное воздействие этой теории на символические акции, предпринятые Петром I, в том числе и на реализацию проекта Петербурга. М., 2009. С. 8; ср.: Вилинбахов Г.В. Основание Петербурга и имперская эмблематика // Труды по знаковым системам. Очевидно, что династическая теория московских государей приобретала в данном случае особый всемирно-исторический смысл и напряженное эсхатологическое звучание».

Центр политической и культурной жизни страны перемещается на северо-восток, где образуется Московское княжество. Происходит постепенная централизация власти и “собирание” русских земель вокруг Москвы. Для объединения и централизации Руси была необходима не только военная и политическая сила, но и направляющая идея – нравственно-идеологическое обоснование этого процесса.

Миф о трех братских народах: беларусах, украинцах и россиянах

Церковь, в свою очередь, увидела в политике московских князей перспективу создания сильного централизованного государства. Стремление заявить и подчеркнуть свою идентичность с Римской державой прослеживается в общественно-политической мысли разных стран восточной и западной Европы.

16 комментариев: Теория «Москва- третий Рим»

Москва – третий Рим” выражена великодержавная идея русского государства, а также идея богоизбранности русского народа. И, надо признать, очень удачный рывок. Церковь очень сильно укрепила свои позиции и заняла главенствующее положение в управлении Российским государством.

По мнению авторов статьи, «дея “Москва — третий Рим” по самой своей природе была двойственной. При выделении второго момента подчеркивалась связь с первым Римом, что влекло затушевывание религиозного аспекта и подчеркивание аспекта государственного, “императорского”. В ходе одного подчеркивалась благость и священство, в ходе другого — власть и царство. Символическим выражением первого становится Иерусалим, второго — Рим Соответственно идеал будущего развития Московского государства мог кодироваться в терминах той или иной символики.

Из двух путей — столицы как средоточия святости и столицы, осененной тенью императорского Рима, — Петр избрал второй. Государственная служба превращается в служение Отечеству «и одновременно ведущее к спасению души поклонению Богу». Соответственно, «вятость Петербурга — в его государственности.

В формуле “Москва – Третий Рим” есть некая отчужденность от русского языкового обихода, некая необычная приближенность к собственно византийскому и европейскому образу исторического мышления

Это определяло и известную симпатию Петра и Феофана к протестантизму, и актуальность критики католического Рима как Рима ненастоящего. Анализ Ю.М. Лотманом и Б.А. Успенским «римских» компонентов в семиотике петровского Петербурга отличается тонкостью и основательностью, а конкретные выводы – аргументированностью. Прежде всего, как будто бы неизвестно никаких данных о знакомстве основателя Петербурга с теорией старца Филофея.

Эта размытость и позволяла ей быть столь долговечной, наполняться самым разным историософским содержанием в позднейшие столетия

Во-вторых, в утверждении Ивана Грозного в данном случае нет ровным счетом ничего нового, ее происхождение легко узнаваемо и не имеет ничего общего с доктриной Филофея. Степенная книга…», как известно, интересовала Петра I, который повелел составит на ее основе краткое историческое сочинение о русских правителях и ссылался на нее в своих указах.

Рим важен лишь как маркер, знак этой вселенскости. Традиционное уподобление русского царя Константину Великому присуще и панегирической словесности петровского времени. Однако, во-первых, в данном случае можно говорить не о преемственности по отношению к конкретной концепции, а всего лишь о сходстве, определяемом спецификой механизма русской культуры.

Николози Р. Петербургский панегирик XVIII века: Миф – идеология – риторика / Пер. с нем. М.Н. Жаровой под ред. К.А. Богданова. В период возвышения Москвы в русской общественно-философской мысли возникает теория «Москва – третий Рим», изложенная в посланиях Филофея Псковского. Москва́ — тре́тий рим, политическая теория, обосновывавшая всемирно-историческое значение столицы Русского государства — Москвы как политического и церковного центра.

Еще интересное: