imageschaban-mikola-kak-artist-sadovskij-na-vojnu-thumb.jpg

Жизнь в предлагаемых обстоятельствах

Так, может быть, мне рано еще идти в студию? Их арестовали и в октябре Пенкин был расстрелян. Гроб с телом принесли в театр. Слезы на глазах были у всех. Многие понимали, что наступил конец великой театральной эпохи. И только Массальский вышел к микрофону и сказал: «Не надо грустить».

Например, в те же дни во время встречи с редактором книги «Работа актера над собой» Е.Н. Семяновской Станиславский особенно заботился о том, чтобы содержание книги было понятно творческой молодежи. Там были две маленькие комнаты, а прихожая перерастала в кухоньку. Позже выяснилось, что объявления были расклеены по городу, и МХАТу требовалось всего четыре человека (одна женщина и трое мужчин), чтобы дать им роли в массовых сценах.

Грибунин, проходя мимо окон, встал на четвереньки и пополз, чтобы его не было видно. Станиславский имел обыкновение выходить на крыльцо подышать

В ее доме в голодные двадцатые годы родители о возвышенном говорили по-французски, а о бытовых вещах – по-немецки. В этом году ей исполнилось 90 лет, однако писать мемуары она так и не решилась. И все же мы уговорили Киру Николаевну приступить к мемуарам (в настоящее время рукопись готовится к изданию), а пока предлагаем читателям путешествие по волнам истории и памяти. Станиславского я мечтала увидеть еще в тот период, когда прочитала «Мою жизнь в искусстве».

Хотя не скрою, что письмо мое он сохранил и даже подчеркнул в нем карандашом какие-то строчки. Много лет спустя директор Федор Николаевич Михальский (знаменитый Филя из «Театрального романа» Булгакова. Мама была одно время актрисой. В этом году мне предстоит выбирать профессию. Ведь может оказаться, что я вовсе не пригодна, не нужна для сцены, что мои способности, если правда, что они есть у меня, окажутся вовсе недостаточными, чтобы стать актрисой…

Многие меня отговаривают, многие стараются испугать неудачами некоторых артистов, говорят: рутина, богема, интриги… Итак, я хочу поступить в студию (Здесь и далее Станиславский подчеркнул простым карандашом. Сумею ли я, не заканчивая специального высшего образования и будучи в студии, добиться должного уровня культуры?

Но все это я собиралась узнать за лето, что и сделаю, в зависимости от Ваших советов. Несомненно и то, что в этих строчках Станиславский увидел отражение давно волнующих его вопросов. Десятый класс окончила с золотой медалью, однако поступать в театральный не могла: в тот год не было набора ни в студию Хмелева, ни в студию Рубена Симонова.

Но перед этим, 12 июля 1937 года, я должна была держать речь от имени отличников нашей школы на вечере, устроенном в саду «Эрмитаж». Как и в детстве, это означало, что нужно молчать – не рассказывать лишнего. А вот знаменитый создатель четырехтомного Словаря русского языка Дмитрий Ушаков преподавал язык очень монотонно – можно было умереть со скуки, хотя многим нравилось. Наша встреча случилась в ИФЛИ. Я приехала подавать документы, какое-то время ждала, что придет преподаватель.

Если Василий Иванович Качалов после трехлетней эмиграции готовился к встрече со Станиславским, то что говорить об остальных

Она была не очень разговорчивой, поскольку сама себя считала застенчивой. Я стала бывать у Киры. Они жили очень скромно при школе, поскольку Николай Евгеньевич преподавал и был завучем.

У Киры на столе всегда стояла клетка с чижиком, которого она кормила и поила. В комнате был небольшой круглый стол около окна. И было пианино, на котором она играла, а иногда Наталья Васильевна. Они устраивали небольшие домашние концерты, потому что семья была очень музыкальная.

А папа учился игре на скрипке и у него был очень приятный голос. Эти вечера я любила. Для того чтобы набрать этих четырех человек, в просмотре участвовало все руководство театра – как на вступительных экзаменах. Запомнились очень красивые женщины, среди них было много актрис, я знала их по ролям в кино (например, рядом со мной стояла артистка Максимова, которая сыграла главную роль в фильме «Пламя Парижа»). Я смотрела на них как завороженная и понимала, что на их фоне я просто серая мышь. Кстати, среди первых красавиц была и внучатая племянница Станиславского.

А Евгений Багратионович Вахтангов говорил о Станиславском как о единственном человеке, которого невозможно обмануть на сцене. К.С. чувствовал малейшую фальшь

Брать девушку не хотели, хотя в то же время боялись обидеть Станиславского. Конечно, я не была свидетельницей того телефонного разговора, но много позже эту историю рассказал мне Иван Михайлович Кудрявцев. Поэтому когда я вошла в аудиторию, то дрожащим голосом сказала: «Я прочту монолог Катерины, басню Крылова “Лиса” и… “Гренаду”». Мама, которая в ту пору из-за болезни сердца уже не работала, не могла спокойно смотреть на мои страдания.

Может быть, необходимо пойти в вуз? А если необходимо, то какой же вуз может помочь мне воспитать в себе культурную актрису? В дни панихиды я постоянно была в театре. Но что-то менять было уже поздно, к тому же я была весьма упряма.

Еще интересное: