imageskakoj-zakon-izdal-v-99-godu-pavel-pervyj-thumb.jpg

Политические и финансовые преобразования благоверного Императора Павла I

Реализация норм и идей Манифеста о трёхдневной барщине, изданного императором Павлом I, изначально была обречена на провал. Ну и наконец, Павел I приурочил издание Манифеста к собственной коронации в Москве 5 (16) апреля 1797 года, поставив его в один ряд с ключевыми законами своего царствования. Собственно говоря, в этих нескольких строках императорского Манифеста и заключено одно из самых ярких и важных событий недолгого царствования Павла I. Это был важный этап крестьянской истории страны.

Манифест специально устанавливал, что оставшиеся три рабочих дня предназначались для работы крестьян в собственных интересах. Крепостные крестьяне не были законодательно ограждены от произвольной эксплуатации помещиков и отягощения крепостничества, принявшего формы, близкие к рабству.

Первый правительственный проект регламентации крестьянских повинностей был разработан обер-прокурором Сената А. А. Масловым в 1734 году, однако так и не был реализован. В итоге эпоха Великой императрицы так и не стала прорывом в решении проблемы регламентации крестьянских повинностей.

Политические и финансовые преобразования благоверного Императора Павла I

Ключевым событием этого времени стало издание Манифеста о трёхдневной барщине, приуроченного к коронации императора. Именно политической воле Павла I Россия была обязана появлением Манифеста о трёхдневной барщине.

Разделение оставшихся шести дней недели поровну между работами крестьянина на помещика и на себя

Это была первая попытка Романовых ввести трёхдневную барщину на всей территории Российской империи. Она имела статус официальной государственной рекомендации — это была точка зрения монарха, высказанная им в день его собственной коронации. Глухим ропотом и повсеместным бойкотом Манифест встретили консервативные дворянско-помещичьи круги (князь И. В. Лопухин и др.), считавшие его ненужным и вредным законом.

Продолжения и дальнейшие издания Свода законов Российской империи при Николае I и Александре II

Манифест о трёхдневной барщине обладал как несомненными достоинствами, так и бесспорными недостатками. Также павловский закон был издан и подписан непосредственно императором, а не каким-либо ведомством империи и являлся именно Манифестом, а не простым указом, что усиливало его авторитет и значимость. Советский историк В. И. Борисенко подчёркивал, что в некоторых помещичьих имениях Малороссии барщина во второй половине XVIII века увеличилась до трёх-пяти дней в неделю.

Нерешительность самодержавия привела к отсутствию жёсткого контроля за соблюдением норм и идей Манифеста и попустительству его нарушениям. Российские помещики отнеслись к павловскому Манифесту как к формальности, которою можно не брать в расчет. Центральные и местные власти России смотрели на это сквозь пальцы, так и не сумев добиться эффективной реализации норм и идей Манифеста.

Взять в пример и основание» павловский закон и «прямо ограничить власть помещичью инвентарями» в масштабах всей империи предлагал Николаю I в 1842 г. московский генерал-губернатор Д. В. Голицын. Регламентация же крестьянских повинностей в результате инвентарной реформы Бибикова охватила лишь 10 % помещичьих имений страны.

Начиная с 1730-х гг. эта инициатива постепенно приобретает своих немногочисленных, но убеждённых и последовательных сторонников в правительственных структурах страны

Д. Г. Бибиков, проявив инициативу и настойчивость, направил этот циркуляр ещё и всем губернаторам, велев им «неослабно блюсти за тем, чтобы помещики не нарушали закона о 3-дневной барщине». В отличие от Павла I, Николай I даже не рискнул издать это постановление от собственного имени и сделать его публичным и гласным (циркуляр Бибикова носил закрытый, ведомственный характер). Но все эти меры, подавляющее большинство которых были слабыми и половинчатыми, не давали эффективных результатов.

Манифест о трёхдневной барщине так и не стал историческим прорывом. Все эти годы на повестке дня остро стоял вопрос об отмене крепостного права, а его не решались даже ограничить, как это ранее пытался сделать Павел I, провозглашая в стране трёхдневную барщину. Главным недостатком Манифеста является весьма скользкая формулировка принципа трёхдневной барщины, в результате чего эту норму можно было толковать либо как закон, либо как рекомендацию.

Еще интересное: